Helix

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Helix » диск спиральной галактики » Мамочка на миллион


Мамочка на миллион

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Мамочка на миллион

https://i.pinimg.com/564x/27/03/a9/2703a96989076aac748d745d824c2beb.jpg
« Я не гей, но 20$ - это 20$! »
• • •
Несравненная Ханамия-сан, Макото и Киеши Теппей представляют:

Мама Ханамии - целеустремленная женщина, и если она видит цель, то не видит никаких препятствий. Абсолютно. Никаких. Препятствий.

+2

2

Это кафе в европейском стиле - с круглыми столиками, с высокими и симпатичными официантами, хорошей кухней, а главное, находящееся совсем недалеко от бизнес-центра, в котором она работала, Ханамия-сан посещала уже давно.
Она работала в крупной компании, специализирующейся на управленческом консультировании, была практически в шаге от повышения, и всё, что ей оставалось для этого – сотрудничество с директором японского филиала крупного адвокатского бюро “Cooper and partners”. Директор на контакт шел неохотно, переносил встречи и всячески игнорировал Ханамию-сан: он был из тех мужчин, что не воспринимают работающих женщин, как надежных партнеров, опираясь на древний стереотип о месте женщины на кухне. В ход шли и попытки флирта, и подарки, и даже легкий шантаж. Бесполезно. Несколько недель подряд Ханамия-сан моталась на другой конец Токио, чтобы вернуться с поражением. К концу первой недели она приметила это кафе и стала заходить туда вечерами, запить горечь поражения чашкой кофе. А за щедрые чаевые вскоре стала и любимой клиенткой, для которой всегда найдется столик и лишний кусочек фруктового пирога, как комплимент от заведения.
Ближе всех Ханамии-сан оказался один из официантов. Она приметила его сразу – высокий, подтянутый, с широкой спиной. Симпатичный молодой человек на вид был примерно одного возраста с ее сыном, Макото. Из разговоров и осторожных расспросов она узнала, что официанта зовут Киеши Теппей, он недавно вернулся из Америки, учится в университете и подрабатывает, чтобы меньше зависеть от родственников в материальном плане.
Имя сразу показалось знакомым – она точно слышала о нем раньше от сына, и однажды подозвала Киеши к себе, в лоб спросив, не учился ли он в Кирисаки Даичи, знает ли Макото?
Киеши не сразу ответил. Настороженно глядя в ответ, сказал, что учился в Сейрин, а с Макото пересекался во время соревнований по баскетболу. Но, к сожалению, больше они не встречались, да и близкими друзьями не были. Ханамия-сан фыркнула, признавшись, что с трудным характером ее сына даже она порой гадает, насколько она с ним близка, но Макото не будет спорить с человеком, который может разрушить его репутацию историями о его голозадом детстве.
Киеши робко заулыбался – словно стесняясь, и Ханамия-сан добавила, что кроме историй у нее дома есть и секретный альбом с фотографиями для этих историй, и Киеши улыбался, уже не сдерживаясь.
Киеши был весьма приятным молодым человеком – мягкий смех, легкий нрав. Неудивительно, что он смог устроиться в это кафе, хотя большая часть официантов отбиралась из эмигрантов или полукровок, как дань европейской тематике.
Вскоре Ханамия-сан стала не просто заходить на кофе перед закрытием, а еще и дожидаться своего любимого официанта, чтобы просто поболтать о проблемах на работе, о любимых цветах – бабушка Теппея разводила чудесный садик, о кошках или последних новинках кинопроката. Когда Ханамия-сан в очередной раз проваливалась в попытках уговорить директора, Киеши выслушивал ее, приносил чай на травах, и давал какие-то советы. Чаще всего – шутливые, вроде мешка на голову, но последний раз он предложил попытаться накормить директора вкусной едой. В конце концов, не зря тот каждый раз поминает о вкусной кухне?
Воодушевленная советов, Ханамия-сан даже забронировала столик в этом кафе и самого Киеши на вечер, буквально взяв в осаду администратора, а также забросала директора приглашениями.
Неделя переписок, несколько уточняющих звонков, и упрямый баран наконец-то сдался и согласился поужинать в ее компании. Но, с одним, как он заявил, условием: Ханамия-сан возьмет на встречу своего сына. Директор собирался провести день с внучкой, а они – ровесники с Макото, и если Ханамия-сан будет так любезна, что ее сын займет разговором драгоценную внучку, то они, пожалуй, смогут и обсудить партнерство.
Ханами-сан ликовала, оставив Макото без выбора: ни концерт друзей, ни метеорит, ни любая другая причина не могли бы стать для нее достаточно весомыми, так что загнанный в угол сын вынужден был согласиться. И даже зачесать свои непослушные волосы в подобие приличной прически.

На встречу Ханамия-сан пришла вовремя. В дверях ее встретила девочка из официантов, предупредила, что Киеши появится буквально с минуты на минуту – его задержала какая-то семейная проблема, и что ее гости, директор Минешима с внучкой, уже прибыли и заняли свои места за столиком.
Ханамия-сан обернулась, напоследок еще раз смерив Макото долгим взглядом, поправила сбившуюся бабочку, цокнула на зачесанные назад волосы – теперь эта прическа не казалась ей столь удачной, сын чем-то напоминал одного из официантов, и хорошо, что в его гардеробе не было белых рубашек.
К столику Ханамия-сан подошла, очаровательно улыбаясь сразу и Минешиме и его внучке – девочка моментально свернула экран телефона, но Ханамия-сан успела рассмотреть кусок цветного комикса с двумя целующимися парнями в окружении роз и блесток. Сдерживая усмешку внутри и желая удачи сыну, Ханамия-сан заняла место напротив директора Минешимы и завела пустяковый разговор о погоде и здоровье.

Макото справлялся хорошо. Конечно, сперва он с трудом сдерживался, пытаясь унять раздражение из-за порушенных планов на пятничный вечер, но вскоре заговорил с девушкой о баскетболе: она любила и спортивную мангу, а Макото любил развенчивать авторские мифы подобного чтива. Он сбился только с первым появлением Киеши у их столика. Ханамия-сан отметила, как Макото криво улыбнулся, сверкнув глазами в сторону Киеши, но Теппей был невозмутим, принимал заказ и, кажется, обворожил внучку Минешимы буквально с первых минут.
Директор время от времени бросал на молодых людей благосклонные взгляды – подслеповато щурясь, несмотря на толстые линзы очков в тяжелой деревянной оправе, он улыбался девушке и добродушно посматривал на Макото, принявшись рассказывать, как активно он поддерживает современную молодежь в ее проявлениях любви и открытости ко всему миру. В этот момент Ханамия-сан поперхнулась чаем, осознав, что дело идет к банальнейшему сватовству, и поспешила свернуть к переговорам о партнерстве.

Макото, не растерявшись, завел с Миешимой-младшей разговор о свободе и любви. Девушка принялась горячо доказывать, что любовь прекрасна в любом ее проявлении, несмотря на пол, возраст и другие рамки, и Макото едва слышно хмыкнул: он таких глупышек легко склонял на свою сторону. Вот и сейчас, грустно улыбаясь, Макото принялся мямлить что-то о запретной любви и страсти.
Ханамия-сан заметила, как загорелись глаза девушки, как она подалась вперед, начав ободрять ее сына и давать советы, годящиеся только для романов и манги о любви.
Директор Минешима же, допив кофе, наконец-то согласился на партнерство. Даже поставил необходимые подписи, и Киеши, появившийся у стола, чтобы забрать грязную посуду, шепнул свои поздравления.
Ханамия-сан расслаблено выдохнула: наконец-то, она достигла цели.
И в этот момент директор Минешима выложил на стол пачку пригласительных билетов: горячие источники, на три персоны.
- Такую крупную сделку стоит отметить. Берите мужа, берите сына и приезжайте к нам на источники. Мой сын – владелец этого отеля – будет очень рад, если Харука сможет провести неделю в такой хорошей компании, как ваш умный и, несомненно, достойный во всех смыслах, сын, Ханамия-сан.
Макото замолчал. Ханамия-сан судорожно оглянулась, ища пути отступления, пытаясь отказаться от слишком щедрого приглашения, но Минегиши улыбнулся так хищно, что  сразу стало ясно – о партнерстве придется забыть.
Киеши вернулся, подал мороженое в креманке девушке, и собрался было уйти, как Ханамию-сан озарило. Поймав взгляд Теппея, она принялась вдохновленно плести историю о том, как трудна ее жизнь без мужа – погибшего, оставившего ее одну, с сыном, еще невинным мальчишкой, выживать в этом тяжелом мире. Макото поперхнулся, вытаращившись на маму не менее удивленным взглядом, чем директор Минешима. Зато вот его внучка, Харука, явно прониклась – уголки ее глаз увлажнились. Ханамия-сан продолжала свою грустную историю, не забывая приукрашивать ужасы работы, страдать о тяжелой доле и единственной в жизни радости – любимом сыночке, для которого ей ничего не жалко. Но, вот беда, растущий без отца, сын оказался другим, не таким как все, но Ханамия-сан приняла его и полюбила, и даже известия о том, что сын не подарит ей внуков, не смогли разбить ей сердце, хоть теперь она и завидует директору Минешиме и его прекрасной внучке Харуке, несомненно, достойной дедушки.
- Болезнь? – дрогнувшим голосом переспросила Харука, глядя на опешившего Макото. Минешима тоже отвел взгляд, внимательно осматривая сына – и в этот момент Ханамия-сан помахала Киеши кошельком, намекая, что оплатит ему ВСЁ. Киеши вопросительно приподнял брови, явно недоумевая от происходящего, но медленно кивнул.
Ловушка захлопнулась.
Ханамия-сан картинно схватилась за сердце, всхлипнула, и едва слышно шепнула:
- Гомосексуальность.


Повисшую тишину можно было ножом резать. Макото, кажется, пытался убить собственную мать взглядом, на лице директора Минешимы отвращение боролись с сочувствием, Харука, зажав рот, восхищенно смотрела на ее сына. И только Теппей беззвучно ржал, стоя за спиной директора.
- Я не хотела вам говорить, это личное дело. Но, знаете, я же не случайно постоянно хожу в этот ресторан. Дело в том… Дело… В общем, парень моего сына, его, можно сказать, почти муж – не побоюсь этого слова! Он работает здесь. И я просто дала мальчикам возможность увидеться.
Харука, понимая, к чему дело идет, восторженно шепнула:
- О, великий бог!
Ханамия-сан кивнула на Киеши, не успевшего отойти от шока и смыться подальше, мстительно улыбаясь и ему, и собственному сыну:
- Нет, ну что вы, какой бог. Всего лишь скромный официант. Но мои мальчики так счастливы вместе, что я не могу не поддержать их счастья. Не так ли, Теппей? – она прищурилась, явно намекая на все возможные кары любому, кто из них сейчас откроет рот и посмеет вякнуть что-то против.

Макото неразборчиво выругался сквозь зубы, и Киеши словно отмер: натянул на лицо крайне смущенную улыбку, плюхнулся рядом, приобнимая Макото за плечи. Аккуратно чмокнул его куда-то в щеку, зарделся – в общем, всем своим видом подтверждая слова Ханамии-сан, и ничуть не перестал улыбаться:
- Гомосексуальность, да.

Отредактировано Makoto Hanamiya (15.09.2017 01:30:21)

+2


Вы здесь » Helix » диск спиральной галактики » Мамочка на миллион